Биология – это очень красиво

Биология – это очень красиво

11 Января 2017

Мы всегда говорим о том, что наши учителя – люди крайне интересные, разносторонние и увлечённые своим делом. Это подтверждают и их образование, и научный и практический опыт, и то, с какой радостью дети спешат к ним на занятия.

Но одно дело – рассказывать об учителе, а совсем другое – слушать, как он сам рассказывает о себе, о своём предмете, об учениках и коллегах. Вскоре вас ожидает серия интервью с нашими преподавателями, где они поделятся самым интересным. А начнём мы с разговора с Алексеем Курносовым – экспертом London Gates по биологии, преподавателем Developmental Education, Biology и Science у групп Junior, Kids, Prep и A-level.

Привет! Спасибо, что согласился поговорить. Для начала, пожалуйста, расскажи немного о себе и о том, как ты пришёл в биологию. Когда ты впервые понял, что хочешь заниматься именно ей? И откуда вообще у тебя возникла такая мысль?

Биологией я хотел заниматься с детства, лет с 11, когда прочитал Джеральда Даррелла и твёрдо решил ехать ловить зверей. После прочитал «Охотников за микробами» де Крайфа и понял, что ехать ловить необязательно. Ну а дальше всё просто: продолжал читать книжки по биологии, потом пошёл на биологический факультет МГУ и вот теперь преподаю.

Скажем прямо, биология – не самый популярный выбор для абитуриента. Скажи, пожалуйста, как отнеслись к такому решению родители? И не было ли у тебя самого сомнений?

Сомнения были – в 11 классе, когда думал, как все, пойти на экономику и вообще быть как все. Родители, разумеется, хотели, чтобы я стал бизнесменом, покрутили пальцем у виска – и помогли в подготовке.

В итоге я изначально готовился поступать и в экономический вуз, и на биофак (биологический факультет – прим. ред.). Решил, что если поступлю на биофак, пойду туда учиться, и мне не понравится, то увы. Если же сразу не пойду – буду жалеть, что отказался от мечты.

Судя по всему, на биофаке тебе всё-таки понравилось. А чем тебя вообще привлекает биология?

АК: Сразу оговорюсь: биология – очень широкая наука, и мне интересна она не вся. Ботаника вот – это не моё. У меня довольно узкая специализация: я молекулярный биолог. Меня привлекают стройные системы. Мне интересно, как такое колоссальное количество разных, сложно воспроизводимых процессов происходит одновременно, в очень ограниченном пространстве, при этом они все сбалансированы. Мне кажется, что это очень красиво.

Должен отметить, правда, что в последнее время я стал заниматься наукой гораздо меньше, чем раньше. Сейчас большую часть моего времени и сил занимает преподавание.

Кстати, о преподавании. Как ты к нему пришёл? Ты всегда мечтал стать учителем, или это вышло спонтанно?

АК: Если честно, никогда не ставил себе цели преподавать. Это получилось, можно сказать, случайно. В Москве открывался центр дополнительного образования London Gates, искали биолога со свободным английским языком и интересным научным опытом и через общих знакомых вышли на меня. Предложили прийти и немного попреподавать биологию на английском, я согласился. Надо сказать, что в Москве вообще очень мало биологов с хорошим английским. Изначально я рассматривал преподавание как некие дополнительные занятия на период обучения в аспирантуре, но постепенно оно заняло в моей жизни основное место. Сперва я занимался со старшими детьми (A-levels), затем мне предложили преподавать и у младших.

Сейчас ты ведёшь занятия у всех учебных групп – от Junior до A-levels. Видимо, преподавание тебя затянуло. А что в нём для тебя самое приятное?

АК: Пожалуй, как и в любой работе, самое приятное – когда ты добиваешься результата. Это как в истории про Тома Сойера: покрасил забор – смотришь и радуешься. Если ты занимаешься наукой, приятно, когда твою статью опубликовали. А в преподавании приятно, когда твои ученики из группы A-levels сдали экзамен на A. Когда пятилетние дети помнят слово root – «корень», – которое ты прошёл с ними месяц назад. Приятно, когда достигаешь поставленных целей.

С приятным понятно. А что самое сложное? И как ты это преодолеваешь?

Сложности зависят главным образом от возраста детей. А если говорить в общем, то, наверное, самое сложное – всегда быть интересным. Даже не всегда, а хотя бы большую часть времени.

А ещё сложно, но очень важно – сделать так, чтобы один и тот же материал был каждый год интересным для тебя как для преподавателя. Весьма просто превратить преподавание в рутину и вести уроки одинаково из года в год, не обращая внимания на то, насколько качественным получается результат. Проще говоря, преподавателям часто лень что-то менять, если всё и так идёт хорошо. Я же стараюсь каждый год находить в себе силы делать то, что я делаю, лучше. Я наблюдаю за тем, что прошло не так хорошо, как ожидалось, что было лишним, а чего, наоборот, не хватало. Думаю о том, как объяснять сложные вещи простыми словами, а иногда и вообще без слов.

Ты говорил о том, что учителю стоит постоянно работать над собой и над тем, как он ведёт уроки. Каким же, по-твоему, должен быть идеальный учитель?

Как говорил один мой преподаватель, «термостат недостижим». (Смеётся). Иными словами, не может быть, на мой взгляд, одного идеального учителя. Для того чтобы получить результат, нужен набор разных подходов, здесь однозначной выигрышной комбинации нет.

Хорошо. А каков тогда идеальный ученик?

Вот честно, не представляю себе. Лично для меня просто заинтересованный – и хорошо.

Каковы главные вещи, которым ты хочешь научить детей на своих занятиях?

Смотря какого они возраста. Вообще говоря, я хочу, чтобы мои ученики умели – чем старше, тем лучше – анализировать информацию, как бы банально это ни звучало. А ещё чтобы они умели находить закономерности и проводить аналогии. Приведу в пример A-levels. Перед студентами этой программы стоит во многом весьма техническая задача: научиться правильно отвечать на вопросы, задаваемые в экзамене. И очень часто получается так, что вопросы звучат немного по-разному, а ответы на них очень похожи. И моя задача в данном случае – научить детей различать паттерны в формулировке вопросов и ответов и понимать, какой из них использовать в каждом конкретном случае: на какие ключевые слова обращать внимание, какими понятиями оперировать, какие факты связывать друг с другом. Можно сказать, что я пытаюсь вначале дать им типовой ответ на типовой вопрос, а затем научить их распознавать конкретику, «искать по ключевым словам».

Если же говорить про что-то более научное, то… Ну вот, например, из последнего. С одной из групп мы недавно проходили по Science не самую интересную тему – Oil Refinery(нефтепереработка). Нам нужно было обсудить, какие фракции выделяются при перегонке нефти. Здесь есть два способа. Первый – ты можешь нарисовать детям колонну для перегонки нефти и подписать, откуда что вытекает, чтобы они это выучили. Второй способ посложнее: детям можно показать эту колонну, продемонстрировать, где нефть нагревается, рассказать, какие бывают фракции и какая у каждой из них температура кипения, а дальше дать детям самим расположить фракции на колонне. Но ведь, в конечном итоге, важна не нефть и не её фракции. Важно, чтобы дети сами смогли понять, почему это работает именно так. Почему бензин скапливается на верхней тарелке колонны, а топливо для пароходов – на одной из нижних. Мы уже прошли температуру плавления, температуру кипения, поэтому всё, что нужно для решения задачи, у детей есть. Мне хочется, чтобы дети не только получали знания, но и могли их применять.

Вот, про знания. Говорят: «Повторение – мать учения». По твоему мнению, нужны ли домашние задания? И если да, то для кого?

Да, нужны. Для кого? Для всех! Во-первых, времени, которое дети проводят на занятиях в London Gates – независимо от группы – недостаточно для того, чтобы полностью усвоить весь материал. Но его не было бы достаточно, сколько времени ни занимайся в центре, потому что, во-вторых, ребёнку нужно время на то, чтобы исследовать материал самому. Учитель должен дать толчок, задать некие рамки, а в деталях ученику стоит разобраться самостоятельно. Наконец, информацию нужно повторить, чтобы запомнить. Так, для студентов A-levels 90% работы – это домашние задания. Невозможно хорошо подготовиться к экзамену, если ничего не делаешь дома. Здесь нет никаких секретов – сидишь и решаешь задания.

Боюсь, что не все студенты рады такому подходу. Как тебе кажется, они тебя любят? Почему да или почему нет?

Это надо у них спрашивать! Причём желательно в тот момент, когда меня не будет рядом. (Смеётся). Вообще я бы предположил, что некоторые меня любят. Ученики из младших групп вот бегут обнимать меня после занятий. А что касается старших студентов, то я бы предпочёл, чтобы они уважали меня и мои знания. Вообще, на мой взгляд, отношения между учителем и учениками должны быть в первую очередь профессиональными.

Ты бы хотел оказаться на месте собственных учеников? Скажем, сходить на урок Science или готовиться к A-levels?

Справедливости ради, я уже был когда-то на их месте. Думаю, мне было бы нормально. Биологию на английском я бы с удовольствием поучил – хотя сейчас, конечно, мне сложно однозначно об этом судить, потому что я уже знаю всё, что преподаю.

Может быть, ты бы хотел для разнообразия сходить на урок к кому-нибудь из коллег?

Пожалуй, я хотел бы сходить на английский к Ксюше Кример и Марине Фроловой. Это было бы интересно. Химию я и сам неплохо знаю, так что там мне вряд ли расскажут что-то новое. Ещё, может быть, сходил бы на экономику. Конечно, на мой взгляд, экономика – это не совсем наука, но всё же любопытно, чем на ней занимаются студенты. А вот творческие предметы меня как-то не особо привлекают. Жаль, разве что, что у взрослых студентов нет занятий Драмой: она мне интересна, но с младшими мы вряд ли найдём общий язык. Если бы у нас преподавали Драму и историю для взрослых, вот туда я бы сходил.

Лёша, спасибо тебе большое за то, что уделил нам время! Желаю удачи и побольше заинтересованных учеников!

Спасибо.

Учиться в London Gates