Диалоги и рефлексия – это то, зачем детям нужен театр

Диалоги и рефлексия – это то, зачем детям нужен театр

25 Апреля 2017

 

 

Маша, привет! Для начала, пожалуйста, расскажи немного о себе.

Меня зовут Маша Виноградова, я эксперт по Drama, автор программы London Gates по Drama и создатель этого направления обучения. Вместе с основателями центра я ввела в учебную программу этот предмет. Но не просто как уроки театрального искусства, а как метод коммуникации, самопрезентации, формирования уверенности в себе, работы в команде. Drama – это развитие многих полезных навыков, в том числе в процессе изучения иностранного языка.

Как театр, театральное искусство возникли в твоей жизни?

Пожалуй, оно было в моей жизни всегда. Я в детстве занималась практически исключительно театром. Когда я поняла, что мне очень интересны режиссура и драматургия (не с точки зрения написания сюжетов, а с точки зрения их воплощения), то стало понятно, что единственный правильный путь для меня – это поступить в Кембридж на факультет английской литературы. В Британии он является тем местом, откуда выходят самые большие и серьёзные режиссёры, где зарождаются все театральные идеи в этой стране. Поступив, я продолжала заниматься театром и старалась идти по стопам своих героев – режиссёров Royal Shakespeare Company («Королевской шекспировской компании» — прим. ред.) и великих актёров: Тревора Нанна, Иэна Маккеллена, Деклана Доннеллана. У них у всех одно образование, из него вырастают их творческие решения, и я поняла, что подобные творческие решения мне тоже нужны. (Смеётся.)

На сегодняшний день театр – одно из ключевых направлений моей работы. Меня больше всего интересует работа с молодыми актёрами, постановки, которые одновременно развивают и зрителя, и участника. Язык Theatre in education (TIE, учебные театральные методики – прим.ред.) – это то, что мне сейчас больше всего интересно.

А что касается свободного времени, то здесь театр, безусловно, доминирует – большая часть моих отпусков тратится на различные фестивали и мастер-классы.

Давай поговорим немного об образовании и самых молодых актёрах – детях. Как ты пришла к тому, чтобы работать с ними?

Я преподаю театр детям с пятнадцати лет – именно столько мне было, когда я вела свой первый театральный лагерь. Мне никогда не было сложно – скорее даже наоборот, мне было весело. Я много видела разной работы с детьми на сцене и обратила внимание на то, что есть доминирующая методика: дети чему-то обучаются, они за тобой что-то повторяют – песню, танец, монолог, сценку – и показывают. Для меня это «цирк дрессированных детей»: «Вот как они классно и профессионально выглядят, давайте все за них порадуемся!» И это тот подход и метод, который меня безумно раздражает с тех пор, как это делали со мной. С тех самых ранних моих лагерей в Лондоне я всегда стараюсь работать с людьми, которые делают это по-другому и пытаются дать детям возможность найти свои решения, показать на сцене себя внутреннего, а не то, на что его надрессировали.

Я точно знаю, что почти всеми моими профессиональными качествами – и в театре, и в других сферах — я обязана именно тому, что занималась театром. Мне кажется, что те навыки, которые даёт театр, помогают добиться успеха в любой сфере жизни. А работать с детьми оказалось интереснее, чем со взрослыми состоявшимися актёрами. Это работа с гораздо более гибким материалом, который открывает для тебя множество возможностей.

Дети и театр – сочетание достаточно привычное: есть множество детских спектаклей, детских театральных студий. А что театр даёт детям?

Театр – по-английски мы называем его Drama, имея в виду именно занятие театром, а не результат, – это канал саморазвития с точки зрения коммуникативных навыков и самоощущения. Мне сложно понять, как существуют люди, которые этим никогда не занимались; мне кажется, они что-то упустили. Ещё театр учит разным аспектам взаимодействия с другими людьми: человек как член группы, работа внутри этой группы и то, что эта группа создает. Вот эти три направления – это то, на чём построен театр. Даже театр одного актёра – это взаимодействие группы, которая стоит за созданием постановки. Всегда есть коммуникативный процесс, который потом переключается на диалог со зрителем. Вот эти бесконечные диалоги и рефлексия – это то, зачем детям нужен театр. Показать себя, ощутить себя, быть успешным во взаимодействии с партнёром, группой и зрителем. Выходящий со сцены ребёнок практически всегда чувствует себя хорошо. Вне зависимости от того, как он выступил, его ощущения от света, от аплодисментов, от того, что на него смотрят бесчисленные глаза, его ощущение – всегда ощущение успеха. И это то, что делает детей сильными, делает их лидерами и победителями.

Если говорить про занятия Drama в театральной студии, как ты считаешь, это что-то специальное для одарённых детей или этим стоит заниматься всем детям для общего развития?

Это очень важный вопрос, который я всё время задаю себе в рамках London Gates и других моих проектов. С одной стороны, Drama – один из важных способов саморазвития и обучения, особенно изучения иностранного языка. Я не могу представить себе систему, в которой нет какого-то элемента постановки, игры и которая при этом являлась бы успешной в рамках обучения и развития детей. В этом смысле я считаю, что Drama – обязательный предмет. И в Британии так и есть: последние лет двадцать пять для детей от 10 до 14 лет во многих школах Drama – часть школьного общеобразовательного курса, а в более старшем возрасте её можно выбрать как факультативный предмет. На мой взгляд, это очень полезно, может быть, полезнее, чем физкультура, потому что это тоже физически активная деятельность.

Есть и другой вопрос. Если мы хотим делать большой театр, большой спектакль и чему-то реально учиться, то это должна быть «избранная» история – не в смысле детей с какими-то особыми талантами. Это не абсолютный слух, не «балетная» форма ступни или что-то такое. Ты никогда не знаешь, когда человек найдёт в себе театральные способности; нет такого понятия, как «ребёнок хорош для театра». Это «избранная» история в том смысле, что в театральной студии могут заниматься только дети, которые действительно очень хотят там заниматься. Это тяжёлый процесс, это много аспектов, которые обычному ребенку могут показаться скучными: надо долго сидеть, ждать своей очереди и пытаться взять максимум от того, как режиссёр работает с другими людьми, пока до тебя не дошла очередь. Безусловно, этот процесс очень увлекает и приносит удовлетворение, но он для избранных в том смысле, что этим должны заниматься люди, которые этого действительно хотят.

Как и когда стоит начинать заниматься в театральной студии?

Мне кажется, что приобщать ребёнка к театру лучше если не с рождения, то хотя бы с очень юного возраста. Когда ребёнок воспринимает образы, которые двигаются перед ним, и это вызывает у него какие-то чувства, то уже можно с ним что-то делать. Любая игровая группа, любая музыка для маленьких, где нужно хлопать в ладоши или ходить по кругу, — всё это уже начинает действовать на театральном уровне, мы делаем что-то креативное вместе.

После лет четырёх у ребёнка, которому интересно театральное искусство, появляется безусловное желание себя показать и выступить. На это желание нужно как-то ответить, ему нужно дать платформу, будь то домашний спектакль, маленький детский театр или что-то ещё. Единственное, что, на мой взгляд, критично – чтобы в этом не было фальши, чтобы желание исходило от ребёнка и чтобы он делал то, что ему нравится. Не «хор мальчиков-зайчиков, все надели ушки и спели», а чтобы что-то в этом его самого зацепило: «Кого ты сейчас хочешь показать? Черепаху? Давай мы подумаем, как твоя черепаха вступает в хор зайчиков, как мы сейчас это решим».

Ребёнок, на самом деле, не очень понимает, для чего нужен зритель и как с ним взаимодействовать; ребёнку просто хочется быть в центре внимания. Когда ты поощряешь это чувство, это нужно делать естественно. С нашими младшими группами (5-6 лет) мы даже не говорим про зрителя. Мы обсуждаем: «Что ты хочешь показать? И как ты хочешь показать это?» И в какой-то момент мы переключаем его на зрителя, и при этом ребёнок получает весь позитив от наблюдения, не чувствуя напряжения от того, что он должен повторить что-то заученное.

А как начинать знакомство с театром в качестве зрителя?

Я возвращаюсь опять в тот же возраст годовалого ребёнка. Недавно была с подругой и её малышом на представлении для самых маленьких, которое заключалось в том, что малыш приходит с родителями, а вокруг него что-то происходит: его щекочут палочками с пёрышками, играет музыка, выходят смешные симпатичные персонажи. Вокруг него происходит живой театр, он живёт в этой атмосфере, и ему это уже полезно, приятно и увлекательно, все его центры внимания уже включены и развиваются. Это можно делать со сколь угодно раннего возраста.

Дальше возникает вопрос качества, который очень критичен. Взрослый спектакль «Вишнёвый сад» не обязательно будет качественным, просто потому что пьеса хорошо написана, то же происходит и с детскими спектаклями. Ты как зритель на что ходишь в театр? На актера или режиссёра, который тебе нравится. На что-то, что тебе посоветовали друзья, которым ты доверяешь. На что-то широко разрекламированное. Вот такие же решения нужно делать для своего ребёнка – не просто идти на «Белоснежку», потому что ее показывают в соседнем ДК, а оценить, насколько спектакль хорош. Испортить ребёнку вкус противными актёрами с плохим гримом и в больших головах медведей очень легко.

А на серьёзные взрослые постановки – того же «Гамлета», например, – с какого возраста стоит водить ребёнка?

По-моему, задача родителя, который выбирает форму досуга своего ребёнка, – это воспитать его вкус и дать ему возможность стать хорошим, образованным зрителем. Есть разные задачи: как можно скорее посмотреть «Лебединое озеро» или того же «Гамлета» или же стать хорошим зрителем, который получает удовольствие от процесса. Отбить у ребёнка всякое желание ходить в театр гораздо проще, чем воспитать в нем интерес к такому времяпрепровождению.

В идеальном мире родитель мог бы пойти на постановку, принять решение, насколько он хочет поделиться этим со своим ребёнком, а потом сходить ещё раз – уже с ребёнком. Это как смотреть фильм. Посмотрел фильм, понял: «Да, этот фильм понравится моему ребёнку, в нём есть то, чем я хочу поделиться и что хочу обсудить». С другой стороны, если уж так получилось, что ты взял с собой ребёнка на «Гамлета» и ребёнку было скучно, то дальше появляется задача: если тебе самому понравилась постановка, то ты должен заразить этим своего ребёнка, даже если ему она не понравилась. Тут надо уже ориентироваться не на то, как он воспринимает этот материал, а попробовать его пропустить через себя. Через твой фильтр ребёнок воспримет материал лучше, он заразится твоим энтузиазмом.

А нужно ли заранее знакомить ребенка с сюжетом или уже после просмотра рассказывать, в чём была суть и на что стоит обратить внимание?

Лучше всего и так, и так. Во-первых, важно, чтобы ребёнок понял сюжет, поэтому ему, как и любому зрителю, хорошо бы сначала ознакомиться с пьесой, на которую он идёт, особенно если это какое-то классическое произведение. Если это современная премьера, тогда пускай они тебе расскажут эту историю. Но вот, допустим, «Ромео и Джульетта» – материал, гораздо более понятный для детей. Желательно обсудить заранее, что будет такая сказка, в ней есть такие герои, с ними произойдут такие события (сохранив при этом интригу), а потом после просмотра спросить ребёнка: «Что тебе понравилось? Что ты заметил? Симпатичен ли тебе этот персонаж и почему?» Стоит попытаться передать именно свою интерпретацию, а не объяснять ему, что вот здесь они хотели связать это произведение с другим и сделать цитату из фильма Дзеффирелли – это не нужно ребёнку.

Допустим, родители очень хотят развивать театральные, в широком смысле слова, навыки ребенка. Они сводили ребенка на занятия, и ему не понравилось. Что делать дальше – прекратить, поискать другую студию, настаивать на продолжении?

Вообще ребёнок в три-четыре года должен много заниматься ролевыми играми, это то, что ему нужно как воздух. Если ребёнок дышит воздухом, и при этом ему не понравилось в театральной студии, значит, это была плохая театральная студия. Не заразить ребёнка играми, динамикой, энергетикой довольно сложно. Он может испугаться, и тогда его нужно уговорить попробовать ещё раз, пообщаться с преподавателем, чтобы ребёнка потихоньку ввели в процесс. Если ребёнку скучно, то, скорее всего, проблема в студии.

Это, безусловно, должен быть диалог между родителями, ребёнком и преподавателем. Они должны вместе попытаться понять причину: чаще всего причина не в самом ребёнке, если у него нет каких-либо психологических трудностей, которые мешают ему идти на контакт. Бывают театральные студии, в которых слишком много стресса, где детей хотят поставить ровно в ряд, — это может не понравиться ребёнку, и, если честно, мне бы это тоже не понравилось на его месте. Есть театральные студии, которые предлагают ребенку слишком, по его мнению, детские задания, и возникает некое взаимонепонимание между ребёнком и преподавателем. Когда профессиональные актёры тренируются, они часто делают очень детские вещи: валяются на полу, показывают язык. Это всё нормально. Но если приходит человек семи, восьми, одиннадцати лет, очень серьёзный, и видит, как взрослые люди стоят на голове, ему это может не понравиться. И тут общая задача этого человека, его родителей и преподавателя – договориться, что это такой специальный язык, который снимает барьеры и границы, после которых мы можем заниматься театром. Мы это делаем не потому, что мы ненормальные, а потому что это важно, это способ найти внутреннего себя.

А что делать с нежеланием смотреть театральные постановки?

Касательно походов в театр – стоит с самого раннего возраста постараться показать ребёнку, что театр бывает тысячи разных видов: это не всегда балет, или «Приключения Чебурашки», или ты сидишь в зрительном зале, а на сцене что-то происходит. Если ребёнок знает, что театр может принимать множество разных форм, у него не возникает аргумента: «Я больше не пойду в театр, потому что в прошлый раз мне было скучно».

Если уже поздно, и такая проблема есть, то решать её можно по-разному. Если это спектакль, который абсолютно никак нельзя пропустить, то нужно побороться, постараться объяснить ребёнку его важность, пообещать ему что-нибудь. Если же это просто очередная постановка, которую, с вашей точки зрения, было бы полезно посмотреть, то стоит сделать выбор образованного зрителя и дать возможность ребёнку им стать. Если ему не нравятся пьесы Бернарда Шоу или он не любит ходить в театр «Современник», он имеет право сделать выбор как образованный зритель. Сейчас я говорю про более взрослых детей – девять, десять, одиннадцать лет. Я считаю, что нужно уважать выбор ребёнка как зрителя.

Главное, чтобы у ребёнка не было понятия: «Это – театр, и театр – это плохо». У театра множество разных видов. Мы же не говорим: «Это – еда, и я не люблю еду»? Мы говорим, например, что не любим кашу, но любим овощи и фрукты. Так же и с театром. Подобную реакцию – нежелание идти в театр вообще – вызывает лишь слишком узкое определение театра.

Может быть, у тебя есть конкретные советы, что стоит показать ребёнку?

Я не очень хорошо знаю, что можно показать детям в Москве. Но жанр мюзикла, на мой взгляд, совершенно беспроигрышен. Даже проходной мюзикл, который идёт на Уэст-Энде и может не понравиться взрослым, скорее всего, понравится детям, потому что он будет яркий, шумный, динамичный и очень эмоционально заряженный, контакта не может не возникнуть. В Лондоне ставятся очень хорошие мюзиклы по детским произведениям: в них каждое поколение найдёт что-то для себя, на них интересно ходить всей семьёй. Это, например, Charlie and the Chocolate Factory, Wizard of the Oz («Чарли и шоколадная фабрика», «Волшебник страны Оз» — прим.ред.).

В контексте мюзиклов возникает ещё один вопрос – про театральные постановки на другом языке. Приведу пример из собственного опыта: классе в пятом нас со школой возили в Лондон, где мы ходили на мюзикл My Fair Lady на английском языке. В итоге преподаватели были от мюзикла в восторге, а мы с одноклассниками не поняли практически ничего. Стоит ли ребёнку показывать спектакли на иностранном языке, если он уже какое-то время его учит? Поможет ли это в изучении языка?

Отличный вопрос, но я отвечу на него более глобально – не только про детей, но и про людей в принципе. Например, недавно у нас прогремела пьеса Пинтера No Man’s Land, в которой играл Иен Маккеллен. Когда телевизионный актёр играет на сцене, все билеты обычно бывают распроданы за пять минут, и вокруг спектакля создаётся безумный ажиотаж. Пьеса была хорошей, очень взрослой, и её надо было посмотреть тем, кто считает себя образованным зрителем. Мой друг повёл туда свою девушку-итальянку, которая отлично разговаривает на английском, поддерживает разговор на любые темы. Но на спектакле она не поняла практически ни слова, потому что он был про очень специфическую субкультуру британских интеллектуалов – образ, понятный мне и абсолютно непонятный ей. Разговаривали герои литературно, очень обрывисто, было много шуток, но она не смогла их понять.

Это проблема любого зрителя, который плохо знает язык. Способ справиться с этим – заранее познакомиться с тем, что ты увидишь: прочитать пьесу на любом доступном тебе языке, узнать о ней больше, посмотреть экранизацию.

Есть ещё другой уровень зрителя, к которому себя отношу я. Сейчас, наверное, 60% спектаклей, которые выискиваю и смотрю я, ставятся на языках, на которых я не говорю. Мои любимые режиссёры на сегодняшний день из Германии и Румынии. Я смотрю их спектакли с субтитрами, если получается, — сейчас в театрах это принято. Один раз я смотрела спектакль на шведском, и у меня был наушник с синхронным переводом. Я очень рада, что могу посмотреть эти спектакли и понять их, но всё равно иду в театр подготовленной: я знаю, хотя бы примерно, о чём пойдёт речь.

Театр на другом языке – это очень важная вещь. Мне повезло, что я знаю русский, поэтому я смотрю немыслимо прекрасные постановки российских режиссёров. Англоязычному человеку же может быть гораздо труднее познакомиться с качественным театром других стран, если он не говорит на иностранных языках.

Есть ли у тебя какое-нибудь напутствие, пожелание родителям и студентам?

Безусловно. Мне временами кажется, что родители, считают, что уроки Drama – это место, где можно попрыгать и повалять дурака, когда математика уже закончилась, что это несерьёзно, и в какой-то момент нужно прекращать развлекаться и начинать готовиться к экзаменам. Я придерживаюсь абсолютно противоположной позиции: Drama очень важна, особенно для изучения языка. Урок Drama – активизация этого языка. К счастью, у нас в London Gates есть много способов активировать язык, не только Drama, и это прекрасно. Тем не менее, Drama остаётся важным, если не главным, способом использовать язык в движении, в динамичном разговоре, так, чтобы тебя поняли и зрители, и те, кто на сцене с тобой. Польза Drama бесконечна и неоспорима, это не просто развлечение детей после математики. (Смеётся).

А напутствие студентам – получайте удовольствие, это самое главное. Надо найти в этом своё удовольствие. Не обязательно делать это хорошо или много, но абсолютно обязательно получать удовольствие и от урока, и от сцены. Без этого Drama пользы не принесёт.

 

Маша, большое спасибо!

Учиться в London Gates